Дольче Габбана: Группа Завалинка

Дольче Габбана: Группа Завалинка-А ну, дай!- бабуля резко выхватила у меня из рук чашку и водрузив на кончик носа очки, принялась пристально вглядываться в густую кофейную гущу. — О, что то новенькое!- хмыкнула я, — ты когда гадальному делу успела обучиться? — С тобой не захочешь, да обучишься. Где это видано, девке четверть века стукнуло, а она все в холостячках ходит? — Ба, не начинай! — А и начну! Тоська на год тебя моложе, а у нее уже третий муж! — Ну уж и пример! — У Ирочки двое ребятишек, Аня третьего ждет. Даже тощую Зойку замуж позвали, а ты все одна кукуешь!

— Так правильно, Зойку кто позвал за того и пошла. А мне абы за кого не нужно. — Вот и провыбираешься! Останешься старой девой!

И чем тебе Коля Позёмкин не угодил? -Лысый он! — Ох ты ж батюшки, невидаль какая! Зато должность у него, трамвайным депо руководит! Я прыснула в ладошку и отложила в сторону недоеденный бублик. -Тебе только дай волю, так меня замуж за первого встречного спихнешь. Ладно, бабуль, рассказывай, что там гуща кофейная шепчет? — А то и шепчет. Жених тебя ждет!

-Где?- я подскочила со стула, чтобы рассмотреть на дне чашки ожидающего меня жениха, но бабуля, сделав выпад рукой, погрозила пальцем, — Не суй свой нос куда не следует. Сиди, да слушай. — Наврёшь сейчас с три короба… — Больно нужно! Всю правду расскажу! Вот тут циферка шесть виднеется.

— Это что значит? — Встретишь его через шесть часов… — Ну или как вариант, через шесть лет, да бабуль? — Тьфу на тебя, Томка, не накаркай! Вижу, вижу его! Красивый, высокий и глаза… ээээ голубые, как небо весеннее.

— Это где ты в кофейной гуще голубизну рассмотрела? -А где надо! Не перебивай. — Ох, бабуль, чую я какой то подвох.

Вот признайся, что опять кого то присмотрела и не чаешь как сватовство затеять? Только ты знаешь, как я к этому отношусь! — Знаю, конечно знаю. Сама не ищешь и мне не даешь!

— Говори, что там дальше, но если заподозрю неладное… Бабуля на секунду сникла и протерев фартуком очки, снова уставилась в чашку. — Любит он тебя давно и тайно. Ходит и смотрит, ходит и смотрит…

— Да ну? И как ты это поняла? — А я не выдаю своих секретов. Ох… батюшки… батюшки… — Что? Что там? — Дорожка его к нашему дому ведет. Спешит сердешный, торопится… Аккурат сегодня и пожалует. — Ой, неужели? Вот так чудеса!

И где ты бабуль их только находишь? Это какой уже по счету? Ирмы Сергеевны внук… Ольги Тимофеевны правнук… Екатерины Ивановны сын… Ох и все мимо проходили и к нам случайно забрели. А сегодняшний чей будет? — Что ты, что ты Томочка! Никого я нынче не звала и не сватала. Вот что в чашечке вижу, то и говорю.

Вот те крест даю! Заметив, что я поднимаюсь из-за стола, заволновалась, — Это ты куда собралась? — Сегодня суббота, я в тренажерный зал. — Не задерживайся! — С чего вдруг? Ты же всегда радуешься если я задерживаюсь, а уж если ночевать не прихожу, то и вовсе у тебя праздник. -Потому что каждый раз надеюсь, что тебя на свидание пригласили. Под бабулины стенания о моей несерьезности, я влезла в узкие джинсы, собрала в пучок волосы и достав из коробочки флакон, чертыхнулась, — Опять траты непредвиденные, духи закончились! — Вот завела бы жениха и тратиться не пришлось. Но, ты все же не спеши с покупкой, кто ж знает, может нынешний жених в гости пожалует, да с духами!

— Ну если только он экстрасенс и причем богатый. Потому как мои духи больше трех тысяч стоят. — Ох, ёшкин свет, половина моей пенсии,- всплеснула руками бабуля. — Ну и на что тебе, Томка такие дорогущие сдались, все одно никто не нюхает. — До вечера, бабуль. — Не задерживайся!- напомнила она и сложившись пополам, заохала: Что то нехорошо себя чувствую… печёнка побаливает… -Печень справа!

— напомнила я, замечая, как бабуля артистично растирает левый бок. Выйдя из подъезда, я посмотрела по сторонам, отыскивая тайно влюбленного в меня жениха, но кроме Петра Евменыча, дремавшего на лавке в компании бездомных котов, во дворе никого не было. Подрулив к тренажерному залу, я с трудом отыскала место для парковки и поглядывая на часы, вприпрыжку побежала к дверям. Едва переступив порог, сразу же попала в объятия Славки. — На десять минут опоздала!

— шутливо рассердился он, расплющивая меня об стену. — Бабуля задержала, на кофейной гуще гадала. — И? — Что и? Жениха нагадала. Красивого, высокого…

— Так это же я. — Не-а, у моего глаза голубые! — Вот черт… облом. Том, ну может хватит уже прятаться? Что мы как школьники целый год скрываемся от нее? — Да ты просто не знаешь мою бабулю. Она сразу же начнет настаивать на свадьбе, а потом правнуков ей подавай. — Ну и сыграем свадьбу и детей нарожаем, делов то? — Это что, предложение сейчас было? — Можно и так сказать.

Ну что, вечером иду знакомиться с бабулей? — Слав… ну я не знаю… — А что тут знать? Какие она цветы любит? — Любые, но только чтобы в горшках были. После тренировки, я еще раз попыталась убедить Славку повременить со знакомством. Корча рожи и размахивая руками, я в красках рассказывала о бабулином горячем желании участвовать в моей судьбе.

Но на все мои убеждения, он только кивал головой, а когда мой словарный запас был исчерпан, торжественно объявил: Сегодня пораньше закрою зал и к девяти подъеду. — Ох, не знаешь во что ты вляпываешься…-предостерегла я парня и чмокнув его в колючую щеку, побежала к машине. Не удержавшись, оглянулась и помахала рукой.

Он точно понравится бабуле, высокий, красивый… ух какой! По дороге я заскочила в универмаг и перенюхав с десяток духов, все же решила не изменять своим любимым "Dolce & Gabbana" — Хорошие духи?- поинтересовался стоящий рядом парень, с интересом наблюдая за тем, с какой осторожностью я укладываю коробочку в шуршащий бумажный пакет. — Мои любимые,-улыбнулась я, отходя от прилавка. — Нужно своей девушке такие купить, — мечтательно произнес он. — Она оценит,- поддержала я его щедрый порыв. Второй раз этот парень попался мне в галантерее, а затем в отделе нижнего белья.

Неужели в комплект к духам и трусы решил прикупить или все таки за мной шпионит? — подумала я и желая поскорее отделаться от преследователя, оставила затею с покупкой белья, поспешила на улицу. — Девушка, подождите!- догнал он меня на автомобильной стоянке и натянув козырек кепки до самого носа, громко прокашлялся.

— Что тебе еще нужно? Я не знакомлюсь на улице!- сердито отбрила я надоедливого незнакомца. — Спросить хотел… Как до площади Мира добраться? Я взмахнула рукой, указывая направление, а парень выхватил бумажную сумочку с духами и с быстротой сайгака припустил между рядами машин. -Стой! Стой! Кто нибудь, задержите его! Меня ограбили!

Когда охранники прибежали на мой крик, парня и след простыл. Раздосадованная случившимся, я села в машину и дала волю слезам. Вот дура, сразу же почуяла неладное и зачем только на контакт с ним пошла? Дома пахло уткой с яблоками и пирогами. Я с удовольствием втянула аромат и погрозила пальцем выбежавшей меня встречать бабуле. — Вот зачем на ночь глядя расстаралась, знаешь что я не ужинаю. — А я и не для тебя. Жениха почивать буду.

Разве ты забыла, что по кофию с тобой нагадали? — Ага, значит все таки заманила кого то? Отменяй немедленно! — Кто же судьбу отменяет, Томочка? Да и поздно уже!- встрепенулась бабуля, заслышав трель дверного звонка. — Встречай! Женишок пожаловал и ждать не пришлось. — Да ну тебя!

-рассердилась я и заскочив в свою комнату, плотно прикрыла двери. — Ой здрасьте! Здрасьте!- услышала я радостный бабулин голос. — Неужели вы к Томочке нашей? А мы и не ждали… и не думали. Ну проходите, коль пришли. — Внученька, выходи!

-зычным голосом завопила бабуля. — Отстань, я занята. — Я вот ремень возьму сейчас, так все занятия твои поотбиваю. Выходи немедленно! Поглянь какой парень пришел, да не с пустом, с подарочком! — бабуля просунула голову в дверную щель и зашептала, — Томка, кажись он твои любимые духи принес. — Да что ты говоришь?

Духи? Мои любимые?- с сарказмом в голосе переспросила я и собрав в кучу брови вышла в коридор. — Ты?- сжав от злости зубы, прошипела я. Стоящий у порога парень вздрогнул, захлопал глазами и швырнув на пол пакет с отобранными у меня духами, выскочил на площадку. — Куда же он? Куда?- заметалась по прихожей бабуля. — А пирог? А утка? И компоту шесть литров наварила, куда его теперь девать?

— Ба, брось… Успокойся. Не нужен нам такой жених. Бабуля подняла пакет и потрясла маленьким, сухоньким кулачком перед мои лицом. — Зараза, ты Томка, как есть зараза! Уже женихи от твоей кислой рожи бегут. Трудно было улыбнуться заради приличия?

Хорошо хоть подарок не утащил. На, держи свои духи, хоть и не заслужила. — Откуда бабуль, знаешь что в пакете духи? — Так это… по запаху!- она шумно втянула воздух, подергала носом и с видом эксперта заявила: Точно духи! Как их… э-э-э… Дочки Кабана. — Дольче Габбана! — разразилась я хохотом.

— Че ржешь, дурочка?- обиделась бабуля, — Я так и сказала. — Ну не злись,- я обняла ее за худенькие плечи и поцеловала в сморщенную щеку. — Это ты ему что ли подсказала про духи? — Ну так… Ничего я не подсказывала. — Хватит юлить! Рассказывай откуда ты его выкопала? — Только, Томочка, не ругайся, обещаю, последний раз было!

Сиди себе в девках посиживай, пальцем больше не шевельну! — Ну, говори, кто такой? — Лидки, с первого этажа родственник, то ли снохи сын, то ли золовки… — Значит найдем. — Том, понравился, да? — О-очень!

Так понравился, что… с милицией разыскивать буду. Накрывай на стол, а я в душ. -Томочка, ты же все одно хотела на духи тратиться, может… отдашь мне три тысячи, а то я из своих похоронных потянула. — Что-о-о? — я округлила глаза и замерла на пороге ванной комнаты. — Ты хочешь сказать, что дала этому пройдохе денег на духи? — Ну так… я ж как лучше хотела.

Думала с подарочком если явится, ты приветливее его встретишь. Вот и надоумила, чем тебя порадовать можно! А у него денег — пшик. Пришлось мне раскошеливаться.

— Эээх… Еще раз что то подобное без моего ведома затеешь, неделю разговаривать не буду и в театр с тобой больше не пойду. Расслабившись в горячей ванне, я кажется задремала, но услышав, как бабуля с кем то горячо спорит в прихожей, поспешила на выход. -Уходи! Немедленно уходи, пока Томка не увидела. Не нужны нам более никакие женихи! — Бабуль!

Ты чего буянишь?-закричала я, набрасывая на мокрое тело легкий халатик. Услышав мой голос, она с грохотом захлопнула двери и обернувшись ко мне, зачастила: Марья Семеновна приходила за солью. Я ей говорю, нет у меня лишней, а она, да, да дай! Ну наглая… — А ну, погоди!- протиснулась я между стеной и упирающейся бабулей. Распахнув двери, увидела перепуганного Славку в обнимку с цветущей китайской розой в глиняном горшке. — Проходи, — рассмеялась я, -Обычно бабуля более гостеприимна, не знаю, что на нее сегодня нашло? — Томочка, он сам пришел!

Вот те крест, сам! — суетилась за моей спиной бабушка. — Парень, а ну скажи ей! — Сам!- подтвердил Славка, протягивая бабуле цветок. — Ух ты ж… в горшочке! И как только догадался, что я срезанные терпеть не могу?

По пути на кухню, бабуля больно ткнула меня в бок, — Томка, улыбайся зараза такая, пока не сбёг. — Не боись, удержим!- отшутилась я. — Да я как то и не собирался сбегать, -обиделся Славка, а бабуля разлив по рюмкам рябиновую настойку, как бы между прочим поинтересовалась, до какого часа работает ЗАГС. — Сегодня мы точно не успеем, но завтра, сразу к открытию отправимся, — пообещал Славка, за что был награжден сразу двумя утиными окорочками. Бабулину пламенную речь о нашей свадьбе и количестве детей в первую пятилетку, оборвал дверной звонок. — Как не кстати,- всплеснула она руками и шаркая по надраенному до блеска паркету, побежала в прихожую. — Надеюсь, там не очередной жених?- прижимаясь к Славке хихикнула я. — А то придется рыцарский турнир устраивать.

Мы услышали звяканье ключей, скрип открываемой двери, затем протяжный бабулин стон и наперегонки бросились ей на помощь. На пороге стоял Пётр Евменович со свитой из бездомных кошек и кустом герани в ярко красном пластмассовом горшке, который, если мне не изменяет память, уже года два пылился на площадке третьего этажа. — Тась… я вот ходил и смотрел, ходил и смотрел…- хлопал он голубыми, как весенне небо глазами, а я от хохота сползла по стене на пол и забилась в истерике. — Бабусь, а ты сегодня утром точно по моей чашке гадала? Что то мне сдается впопыхах свою прихватила. — Да ну тебя, дурочку,-засмущалась бабуля и отступая вглубь прихожей, пригласила Петра Евменовича разделить с нами ужин.